Воскресенье, 2018-05-27, 2:33 PM
Приветствую Вас Пришелец :) | RSS
Главная страница | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории каталога
Спорт. Выездка [3]
Статьи касающиеся спортивной выездки.
Спорт. конкур [6]
Все о конкуре.
Троеборье [3]
Всё о троебеорье.
Книга Урусова О Лошади. [7]
Очень известная книга, которая не потеляла актуальности и в наше время.
Наш опрос
Нужна ли конникам газета "Конный вестник Башкортостана"
Всего ответов: 100
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
Статистика
Начало » Статьи » Книга Урусова О Лошади. [ Добавить статью ]

Глава 1. Арабская, часть 2
Вместо племенных имен “Гомдани”, “Саклови”, “Когелани”, “Манаки”, “Торейфи”, “Овейани” и др., которые так высоко ценились в старину, бедуины новейшей формации выработали выражения: “horr” или высокоблагородный, которое пристегивают к любой лошади, оба родителя которой были заведомо беспорочны; “hadschine”, если мате была неблагородна; “Mekueref, если лошадь вообще смешанного происхождения или если отец неблагороден, и, наконец “berdune”, если оба родителя, были порочны.

Мы уже имели случай говорить, что по понятиям бедуинов все зависит от жеребца. Главным образом его качествами обусловливается ценность приплода, а потому и понятие “Mekueref” одновременно означает и смешанное происхождение вообще и небеспорочность отца. Дикие лошади разыскиваются бедуинами, разумеется, значительно дешевле.

Аб-дель-кадер в своих знаменитых письмах к генералу Дома говорит между прочим, что чистокровный араб может легко делать в продолжение трех и даже четырех месяцев ежедневно по 25 немецких миле, а графу Врангелю рассказывали в Аравии известные коневоды, что чистокровная кобыла в состоянии сделать в один день 44 немецких мили... Из этих небылиц можно только усмотреть,, как сами бедуины высоко ценят чистокровность, понимаемую ими, как говорено было выше, несколько своеобразно. По-видимому, для действительно чистокровного араба в глазах бедуина нет ничего невозможного. Благодаря такому взгляду убежденные бедуины и обращаются так бесцеремонно с цифрами.

“Лошадей кормят ячменем и верблюжьим молоком, причем особенно последнее производит на них благоприятное влияние. Большое благо для бедуинов представляет из себя саранча и они утверждают, что ничто не в состоянии так укреплять мышцы, как этот корм. Овес же считается чересчур горячительным кормом. Бедуины кормят своих лошадей по вечерам, причем не рассёдлывают их и не снимают уздечек; взнуздываются же лошади только во время военных походов. Поят лошадей до восхода солнца, отчего они не так жиреют, а во время сорокадневного периода жары, лошади поятся только через день. Неджеди редко достигают роста свыше и,50 метра. Наиболее распространенные масти — серая в яблоках, рыжая и светло-гнедая. Вороная и караковая считаются слишком простыми. Ковка у арабов стоит, к сожалению, на очень низкой ступени развития, благодаря чему погибает не мало хороших лошадей. При таких условиях разумеется еще большое счастье, что арабские лошади наделены необыкновенно твердыми копытами”, — так пишет кавалер де-Винценти. Но едва ли не интереснее мнение английского офицера, помещенное в “Bell's Life”, из которого мы заимствуем нижеследующие строки: “Самое худшее, что может сделать европеец, стремящийся купить арабских лошадей, это странствовать от одного племени бедуинов к другому.
Трудно встретить более бессовестных обманщиков, чем эти сыны пустыни. То, что в их глазах считается недобросовестным по отношению к своим единоверцам, является вполне правильным по отношению к людям другой веры; они считают своим священным долгом и нравственною обязанностью надуты “христианскую собаку”, как они любезно называют всякого европейца. Я вполне убежден, что ни один из этих бандитов не постеснялся бы выдать верблюда за чистокровную лошадь лучшего племени, если бы ему только удалось найти такую жертву, которая не сумела бы отличить верблюда от лошади. Как это ни странно, но ни одному народу, за исключением, пожалуй, индейцев, не приписывали столько хороших качеств, как бедуинам. Между прочим, о них говорилось — и в этом отношении за ними сохранилась слава, — что они прекрасные ездоки, на самом же деле - езда их ниже всякой критики. Им известно только два аллюра, — ускоренный шаг и галоп и рот их лошади в той же мере тверд и чувствителен, как дубленая воловья кожа. Ко всему этому надо прибавить тряскость арабских лошадей, приводившую европейцев в отчаяние. Я не преувеличиваю, если скажу, что трех английских лошадей можно объездить в более короткий срок, чем одну арабскую. Вина однако не в лошадях, темперамент и понятливость которых выше всякой похвалы, но в едоках. Потому покупать лошадь у бедуина вещь по меньшей мере рискованная, тем более, что нагло обманутому в пустыне ничего не остается больше, как смириться со своей горькой участью. Есть, однако, средство приобретать арабов, не рискуя в то же время быть обманутым. Средство это обратиться к таким людям, как Али-Аскер, Мулей-Кассим или Абдуллаг в Бэнголоре (в Индии). Названные конеторговцы пользуются большим уважением у себя на родине. Постоянное их местожительство Англо-Индия, но ежегодно они отправляются на родину для закупки лошадей. Я лично покупал у них много лошадей — и мне неизвестен ни один случай, когда бы они отказались взять обратно или обменять непонравившуюся лошадь. Я упоминаю об этом потому, что теперь, с открытием Суэцкого канала, провезти лошадь из Индии в Англию так же легко, как из Лондона в Дублин. Транспорт из Мадраса или Бомбея в Англию обойдется не боле 25 фунтов стерлингов, — сущая безделица, когда дело идет о покупке ценной лошади. Цена высокопородного жеребца в среднем не может быте ниже 300 фунтов стерлингов. Однажды я спросил Абдуллага, не может ли он мне достать нескольких кобыл благородного происхождения. — “Посредством воровства или очень большой суммы денег, — пожалуй, — ответил он — но после того мне нельзя было бы показаться у себя на родине”. Допустим, — возразил я, но те из твоих земляков, которые занимаются коневодством, — номады, ничего не желающие знать кроме воли шейка, можно ли рассчитывать, что они устоят перед крупным предложением — Вы ошибаетесь, Саиб, ответил мне араб, люди, у которых мы покупаем лошадей, не язычники.
Где они достают своих лошадей меня не касается, мы отправляемся только к прибрежным местам, где встречаемся с нашими агентами. Некоторых из лучших лошадей, покупаемых нами, они действительно воспитали сами, эти снабжены аттестатами, относительно же происхождения других ровно ничего не известно. Вы не должны забывать, что в Аравии больше пород лошадей, чем в Европе, и ко всем им надо прибавить еще многих персидских, туркменских и берберийских лошадей, считаемых бедуинами за своих”. “Ты, старый Абдуллаг! ты наверное бы смеялся, если бы увидел лошадей, считаемых у нас в Европе за чистокровных арабов. Что касается меня, то я знаю трех арабов высокой крови, привезенных за последнее время в Англию, а именно: серого жеребца “The Nobblers Snail” генерала Лауренсона, другого жеребца в яблоках, принадлежащего супруге генерала, бывшего ранее в Бомбее”. Весьма поучительны также наблюдения, сделанная генерал-майором Твид, за его тридцатилетнее пребывание в Аравии и Индии.

Что касается арабского коннозаводства, то, по словам г. Твид, то что у нас принято называть чистокровным арабом, принадлежать к пяти Фамилиям: “Ku-Hai-Lan”, “Sak-La-We”, “U-Bai-Yan”, “Ham-Da-Ne” и “Had — Ban”. В каждом отдельном случае доказать происхождение лошади от одной из этих фамилий сопряжено с большими трудностями. Не следует забывать, что pedigree и тем более “студбуки” или заводские книги, в Аравии вещь неизвестная и если в редких случаях изготовляется особый аттестат с указанием родословной, то только для того, чтобы пустить пыль в глаза легковерным европейцам. Иногда пишутся, правда, особого рода документы на лошадь, но они не представляют собой точно также родословной, а являются скорее талисманом от “дурного глаза”. Сами арабы передают устно происхождение лошади из поколения в поколете. Таким образом все основано на доверии и доброй памяти, но спрашивается, что может вам дать такой аттестат, когда и сами арабы ему мало доверяют. Покупая лошадь, араб, прежде чем ее осмотреть, спрашивает об ее отце и матери и если может в памяти своей освежить ее родителей, то покупает, если же нет, то называет такую лошадь “Ka-dish”, т. е. темная, и не считает ее достойной себя. Между такими лошадьми наичаще встречаются лошади вороной масти. Более всего следует опасаться неизвестного происхождения лошадей в окрестностях Тигра и Ефрата, так как в этой местности чаще всего попадаются лошади крайне смешанного происхождения, нередко даже в помеси с туркменскими.

В наше время, как и за тысячу лет назад, наибольшее число типичных арабов встречается в Неджеде, хотя и в других частях аравийского полуострова можно встретить их в единичных экземплярах. .
Но все эти лошади имеются, так сказать, на перечет и пользуются большой популярностью среди местного населения и хорошо известны всякому заводчику и коне торговцу. Отсюда и такие высокие цены, если они вообще продаются. Владельцы этих лошадей оказываются еще больше фанатики “крови”, чем английские заводчики чистокровных скаковых лошадей. Если их спросить, чистокровен ли их жеребец (“a-sil”), то они воскликнут: “Видит Аллах, этим жеребцом можно крыть даже темной ночью”. Этим они хотят сказать, что благотворная “чистая кровь” избавляет коннозаводчика от необходимости осматривать внешние формы.

Благодаря этому взгляду между арабскими лошадьми распространены такие пороки, как плохие плечи, узкоколенность и так называемая французская постановка передних конечностей, шпат и пр. Это тем менее удивительно, если вспомнить, что бедуины большие любители близкого спаривания, на что они собственно вынуждаются обстоятельствами, так как не всегда возможно достать хорошего производителя не родственной и чистой крови. Результатом такой случки естественно получается закрепление недостатков в потомстве. Хотя они не случают брата с сестрой, или мать с сыном, но в спаривании потомков одного отца они не видят ничего предосудительного. Как на дальнейшие типические недостатки г. Твид указывает еще на незначительный рост и недостаточный движения шагом, развивающая мышечную систему лошади. В общем, вышеупомянутый автор, отводя должное превосходной конституции, выносливости и вообще крепости “благородной” арабской лошади, считает, что европейское коннозаводство не может извлечь никакой пользы из скрещивания с восточными лошадьми. Относительно своего последнего предположения он пишет следующее: “Я не видал ни в Индии, ни в Аравии, ни вообще в какой либо стране восточную лошадь, которая производила бы впечатление материала, годного для улучшения наших высококультурных рас, каковы, например: скаковая лошади, гунтер и гакнэ”. Оставляя в стороне несколько преувеличенное мнете г. Твид о гунтере и гакнэ, мы все же не можем не считать мнение его весьма знаменательным, принимая во внимание, что он тридцать лет имел возможность испытывать арабскую лошадь на ее родине, культивируя ее в родственных ей условиях климата и почвы.

Покупать арабских лошадей г. Твид советует следующим образом: покупать можно либо у бедуинов, либо в арабских городах при посредстве консулов, либо, наконец, в Бомбее от приезжающих туда арабских торговцев. Экспедицию лучше всего начать с Дамаска или Алеппо, присоединившись к какому-нибудь торговому каравану, в которых кстати сказать тут нет недостатка. Чем скромнее себя держать, больше надежды попасть на простого бедуина, имеющего часто всего одну кобылу, но производящего Лучший и более благородный материал, чем богатые шейхи на своих заводах. Г. Твид рекомендует два, три года подряд покупать исключительно двухлетних жеребят и на пункт отправлять их в Дамаск к арабам; они кормят своих лошадей верблюжьим молоком, а затем начинают подкармливать ячменем и заезжают их под легковесными наездниками.
Когда все нужное количество будет куплено, то следует лошадей подробно рассмотреть и все негодное сбыть на месте торговцам. При таком способе в два, три года можно собрать недурную коллекцию лошадей, которая в смысле здоровья и внешности, а может быть, и в смысле чистоты крови будут вполне отвечать назначению улучающего элемента в наших заводах. В городах Буссора, Багдаде и Карбала живет много арабских, персидских и индейских любителей, собравших прекрасный материал в своих конюшнях, и, хотя вообще лошади эти не продаются, но, однако, бывают исключения, когда “дарятся”, причем стоимость их деньгами принимается как ответный подарок. Едва ли есть надобность говорить, что подарки эти обходятся не дешево.

Рассчитывать на консулов, как рекомендует г. Твид, вряд ли возможно, если они живут не в Дамаске, Алеппо или Буссора, хотя и в последнем случае им бывает неудобно войти в сношения с бедуинами, минуя неприятности со стороны представителей оттоманского правительства. Вследствие такого положения вещей, консулы отклоняют обыкновенно такое ходатайство или в лучшем случае передают его от себя агенту. Иметь же на востоке дело с агентами и посредниками весьма рискованно. Замечания генерала Твид о том, что Бомбей предоставляет собою наибольший рынок арабских лошадей, заслуживает внимания. Генерал рассказывает, что во время его пребывания в Бомбее, за какие-нибудь 5 — 6 месяцев было высажено на берег в портах Персидского залива приблизительно до трех тысяч лошадей. Так как из этого числа были выбраны лошади для всей Индии, России, Германии и Соединенных Штатов, то можно полагать, что между ними были и довольно ценные животные. В Бомбее получается впечатление, точно над всей коннозаводской Аравией наброшена сеть, и уловленное сбывается в Индии. Во всяком случае несомненно, что нет такого жеребенка, которого бы не увидели в один прекрасный день в Бомбее. Мы говорим конечно о продажных лошадях. На ипподроме в Пооне всегда находится много недурных жеребцов; тут цены сравнительно не высоки, начиная с тысячи рублей. Но несмотря на все это нам кажется, что в Бомбее покупать более чем рискованно. Тут можно получить такого чистокровного араба, который никогда не видал ни пустыни, ни моря, а увидел свет Божий где-нибудь в Индии или в Австралии.

Одними теоретическими соображениями никогда не дойти до такой тонкости, чтобы выбрать действительно годного производителя, в смысле чистоты крови, игнорируя место его рождения. Надо вложить много опыта в это дело, чтобы выбрать жеребца чистой крови, где бы таковой ни родился — в Аравии, Индии или Австралии.

Делать дальнейшие выдержки из высшей степени интересной книги генерала Твида мы не будем за недостатком места, но это такая книга, с которой рекомендуем ознакомиться всякому иппологу, желающему получить точное представление о пресловутом коннозаводстве на востоке, этой колыбели арабской лошади, с нежными и благородными формами которой мы знакомимся еще в детстве по всевозможным картинкам.
Когда все нужное количество будет куплено, то следует лошадей подробно рассмотреть и все негодное сбыть на месте торговцам. При таком способе в два, три года можно собрать недурную коллекцию лошадей, которая в смысле здоровья и внешности, а может быть, и в смысле чистоты крови будут вполне отвечать назначению улучающего элемента в наших заводах. В городах Буссора, Багдаде и Карбала живет много арабских, персидских и индейских любителей, собравших прекрасный материал в своих конюшнях, и, хотя вообще лошади эти не продаются, но, однако, бывают исключения, когда “дарятся”, причем стоимость их деньгами принимается как ответный подарок. Едва ли есть надобность говорить, что подарки эти обходятся не дешево.

Рассчитывать на консулов, как рекомендует г. Твид, вряд ли возможно, если они живут не в Дамаске, Алеппо или Буссора, хотя и в последнем случае им бывает неудобно войти в сношения с бедуинами, минуя неприятности со стороны представителей оттоманского правительства. Вследствие такого положения вещей, консулы отклоняют обыкновенно такое ходатайство или в лучшем случае передают его от себя агенту. Иметь же на востоке дело с агентами и посредниками весьма рискованно. Замечания генерала Твид о том, что Бомбей предоставляет собою наибольший рынок арабских лошадей, заслуживает внимания. Генерал рассказывает, что во время его пребывания в Бомбее, за какие-нибудь 5 — 6 месяцев было высажено на берег в портах Персидского залива приблизительно до трех тысяч лошадей. Так как из этого числа были выбраны лошади для всей Индии, России, Германии и Соединенных Штатов, то можно полагать, что между ними были и довольно ценные животные. В Бомбее получается впечатление, точно над всей коннозаводской Аравией наброшена сеть, и уловленное сбывается в Индии. Во всяком случае несомненно, что нет такого жеребенка, которого бы не увидели в один прекрасный день в Бомбее. Мы говорим конечно о продажных лошадях. На ипподроме в Пооне всегда находится много недурных жеребцов; тут цены сравнительно не высоки, начиная с тысячи рублей. Но несмотря на все это нам кажется, что в Бомбее покупать более чем рискованно. Тут можно получить такого чистокровного араба, который никогда не видал ни пустыни, ни моря, а увидел свет Божий где-нибудь в Индии или в Австралии.

Одними теоретическими соображениями никогда не дойти до такой тонкости, чтобы выбрать действительно годного производителя, в смысле чистоты крови, игнорируя место его рождения. Надо вложить много опыта в это дело, чтобы выбрать жеребца чистой крови, где бы таковой ни родился — в Аравии, Индии или Австралии.

Делать дальнейшие выдержки из высшей степени интересной книги генерала Твида мы не будем за недостатком места, но это такая книга, с которой рекомендуем ознакомиться всякому иппологу, желающему получить точное представление о пресловутом коннозаводстве на востоке, этой колыбели арабской лошади, с нежными и благородными формами которой мы знакомимся еще в детстве по всевозможным картинкам.
Когда все нужное количество будет куплено, то следует лошадей подробно рассмотреть и все негодное сбыть на месте торговцам. При таком способе в два, три года можно собрать недурную коллекцию лошадей, которая в смысле здоровья и внешности, а может быть, и в смысле чистоты крови будут вполне отвечать назначению улучающего элемента в наших заводах. В городах Буссора, Багдаде и Карбала живет много арабских, персидских и индейских любителей, собравших прекрасный материал в своих конюшнях, и, хотя вообще лошади эти не продаются, но, однако, бывают исключения, когда “дарятся”, причем стоимость их деньгами принимается как ответный подарок. Едва ли есть надобность говорить, что подарки эти обходятся не дешево.

Рассчитывать на консулов, как рекомендует г. Твид, вряд ли возможно, если они живут не в Дамаске, Алеппо или Буссора, хотя и в последнем случае им бывает неудобно войти в сношения с бедуинами, минуя неприятности со стороны представителей оттоманского правительства. Вследствие такого положения вещей, консулы отклоняют обыкновенно такое ходатайство или в лучшем случае передают его от себя агенту. Иметь же на востоке дело с агентами и посредниками весьма рискованно. Замечания генерала Твид о том, что Бомбей предоставляет собою наибольший рынок арабских лошадей, заслуживает внимания. Генерал рассказывает, что во время его пребывания в Бомбее, за какие-нибудь 5 — 6 месяцев было высажено на берег в портах Персидского залива приблизительно до трех тысяч лошадей. Так как из этого числа были выбраны лошади для всей Индии, России, Германии и Соединенных Штатов, то можно полагать, что между ними были и довольно ценные животные. В Бомбее получается впечатление, точно над всей коннозаводской Аравией наброшена сеть, и уловленное сбывается в Индии. Во всяком случае несомненно, что нет такого жеребенка, которого бы не увидели в один прекрасный день в Бомбее. Мы говорим конечно о продажных лошадях. На ипподроме в Пооне всегда находится много недурных жеребцов; тут цены сравнительно не высоки, начиная с тысячи рублей. Но несмотря на все это нам кажется, что в Бомбее покупать более чем рискованно. Тут можно получить такого чистокровного араба, который никогда не видал ни пустыни, ни моря, а увидел свет Божий где-нибудь в Индии или в Австралии.

Одними теоретическими соображениями никогда не дойти до такой тонкости, чтобы выбрать действительно годного производителя, в смысле чистоты крови, игнорируя место его рождения. Надо вложить много опыта в это дело, чтобы выбрать жеребца чистой крови, где бы таковой ни родился — в Аравии, Индии или Австралии.

Делать дальнейшие выдержки из высшей степени интересной книги генерала Твида мы не будем за недостатком места, но это такая книга, с которой рекомендуем ознакомиться всякому иппологу, желающему получить точное представление о пресловутом коннозаводстве на востоке, этой колыбели арабской лошади, с нежными и благородными формами которой мы знакомимся еще в детстве по всевозможным картинкам.
Когда все нужное количество будет куплено, то следует лошадей подробно рассмотреть и все негодное сбыть на месте торговцам. При таком способе в два, три года можно собрать недурную коллекцию лошадей, которая в смысле здоровья и внешности, а может быть, и в смысле чистоты крови будут вполне отвечать назначению улучающего элемента в наших заводах. В городах Буссора, Багдаде и Карбала живет много арабских, персидских и индейских любителей, собравших прекрасный материал в своих конюшнях, и, хотя вообще лошади эти не продаются, но, однако, бывают исключения, когда “дарятся”, причем стоимость их деньгами принимается как ответный подарок. Едва ли есть надобность говорить, что подарки эти обходятся не дешево.

Рассчитывать на консулов, как рекомендует г. Твид, вряд ли возможно, если они живут не в Дамаске, Алеппо или Буссора, хотя и в последнем случае им бывает неудобно войти в сношения с бедуинами, минуя неприятности со стороны представителей оттоманского правительства. Вследствие такого положения вещей, консулы отклоняют обыкновенно такое ходатайство или в лучшем случае передают его от себя агенту. Иметь же на востоке дело с агентами и посредниками весьма рискованно. Замечания генерала Твид о том, что Бомбей предоставляет собою наибольший рынок арабских лошадей, заслуживает внимания. Генерал рассказывает, что во время его пребывания в Бомбее, за какие-нибудь 5 — 6 месяцев было высажено на берег в портах Персидского залива приблизительно до трех тысяч лошадей. Так как из этого числа были выбраны лошади для всей Индии, России, Германии и Соединенных Штатов, то можно полагать, что между ними были и довольно ценные животные. В Бомбее получается впечатление, точно над всей коннозаводской Аравией наброшена сеть, и уловленное сбывается в Индии. Во всяком случае несомненно, что нет такого жеребенка, которого бы не увидели в один прекрасный день в Бомбее. Мы говорим конечно о продажных лошадях. На ипподроме в Пооне всегда находится много недурных жеребцов; тут цены сравнительно не высоки, начиная с тысячи рублей. Но несмотря на все это нам кажется, что в Бомбее покупать более чем рискованно. Тут можно получить такого чистокровного араба, который никогда не видал ни пустыни, ни моря, а увидел свет Божий где-нибудь в Индии или в Австралии.

Одними теоретическими соображениями никогда не дойти до такой тонкости, чтобы выбрать действительно годного производителя, в смысле чистоты крови, игнорируя место его рождения. Надо вложить много опыта в это дело, чтобы выбрать жеребца чистой крови, где бы таковой ни родился — в Аравии, Индии или Австралии.

Делать дальнейшие выдержки из высшей степени интересной книги генерала Твида мы не будем за недостатком места, но это такая книга, с которой рекомендуем ознакомиться всякому иппологу, желающему получить точное представление о пресловутом коннозаводстве на востоке, этой колыбели арабской лошади, с нежными и благородными формами которой мы знакомимся еще в детстве по всевозможным картинкам.
Книга эта без всякого сомнения превосходить все, что написано до сих пор по этому вопросу, и остается только пожалеть, что слишком высокая цена, около 50 руб., не позволять каждому любителю иметь ее в своей библиотеке. Нельзя также не пожалеть, что до сих пор нет перевода этого сочинения, из которого наши арабоманы могли бы извлечь для себя много полезного.



(

Категория: Книга Урусова О Лошади. | Добавил: konnaiaufa (2006-12-02) | Автор: Юлия
Просмотров: 597 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2006